COVID-19 и мировая энергетика

В 2020 г. ключевое влияние на мировой рынок нефти оказала пандемия COVID-19 и связанные с ней ограничительные меры. Производителям пришлось быстро адаптироваться к падению спроса и цен, что позволило стабилизировать рыночную ситуацию к концу 2020 г.

Быстрое распространение новой коронавирусной инфекции и жесткие меры борьбы с ней, принятые большинством стран мира, в 2020 г. были доминирующим фактором для мирового рынка энергоресурсов. Поскольку ограничения касались прежде всего транспорта, который остается одним из крупнейших потребителей нефтепродуктов, мировой спрос на нефть снизился гораздо сильнее, чем на другие виды энергоресурсов. По различным оценкам, в апреле – мае мировое потребление нефтепродуктов упало на 20–25 %, что сопровождалось ростом избыточных запасов и шоковым падением цен до многолетних минимумов. В среднем по году потребление жидких углеводородов снизилось на 8–9 %. Это изменение спроса потребовало действий по балансировке рынка со стороны производителей – прежде всего участников соглашения ОПЕК+.

Связанное с COVID-19 снижение экономической активности коснулось и других энергоресурсов. По оценкам Международного энергетического агентства (МЭА), общее потребление энергоресурсов сократилось более чем на 5 %, потребление природного газа – на 3 %, угля – почти на 4 %IEA. Это объясняется и тем, что в 2020 г. росло использование энергии от возобновляемых источников (ВИЭ), которое получает мощную поддержку на международном уровне. Это связано как со значительным сокращением выбросов парниковых газов в результате спада мобильности и экономики в целом, так и с тем, что государственные инвестиции в возобновляемую энергетику и декарбонизацию рассмариваются как один из механизмов стимулирования посткризисного восстановления экономики.

В начале 2021 г. спрос на углеводороды продолжал восстанавливаться, а цены вернулись к докризисным значениям. Однако сохраняется высокая неопределенность в том, насколько быстро мир выйдет из пандемии и ограничений, какими будут среднесрочные последствия для мировой экономики и как изменение потребительских привычек, технологии и тренд декарбонизации повлияют на потребление энергии в долгосрочной перспективе.

Цена на нефть марки Brent в 2015–2020 годах, ($/барр)